?

Log in

Previous Entry

Прохожий, остановись...

Перед тем, как листать страницы журнала,
Взгляните на мнение профессионала.
Задумайтесь лучше: а нужно ли вам
Читать весь представленный автором хлам.

janna_karlova

Дневниковая, эпистолярная поэзия — наиболее распространённый жанр, особенно у молодых, начинающих поэтов. Это связано с тематикой стихов, личные, интимные переживания в них перемежаются обращениями лирического героя к возлюбленной с просьбой о любви или с укором в холодности.
С другой стороны именно дневниковая поэзия наиболее пластична, занимая место между интимными записями и публичным высказыванием в форме художественного произведения, она допускает весьма вольное обращение с размером, ритмом, рифмой и приемлет почти любые выверты словотворчества.
Если принять в качестве цели рассмотрения сборника “Знаешь” оценку литературных достоинств и перспективы публикации стихов, то следует признать, что литературной ценности он не имеет.
Достоинства собранных на 13 страницах стихотворений лежат в совершенно иной плоскости, и рассматривать их мы будем исходя из их природы.

Для начала зададимся вопросом — почему так много людей пишет стихи в определённом возрасте и в определённом состоянии души? Как правило, в юности, всегда — оказавшись в сложных, неоднозначных и требующих максимального уровня интенсивности проживания, отношениях. Любовь и дружба требуют в юности всех сил души, не столько чтобы справиться с возникшими вопросами и напряжёнными аспектами, сколько для того, чтобы измениться, превратиться из одного существа “почти ребёнка” в другое существо, качества и свойства которого неочевидны и мало поддаются прогнозу и осмысленному формированию в момент трансформации. Именно эту коллизию мы наблюдаем в сборнике “Знаешь”. При чём, и это особенно ценно, во всех проявлениях и стадиях процесса.

Здесь мы видим стихи-констатацию, описывающие события жизни и переживания лирического героя. Например, “Виртуальные воспоминания” или “Не отвечу, неуютно и сухо...” Именно они дают автору возможность внести в свою жизнь тот ритм, тот завораживающий, почти шаманский темп повествования, который и способен вывести событие с фактологически-земного уровня, на уровень эмпатического сопереживания читателя. Такие стихи способны заложить общий для влюблённых ритмический код проживания критических моментов, это инструмент для взаимо-понимания и взаимо-принятия между автором и его адресатом или же понимания и принятия самого себя для автора, если адресат вымышленный.
Собственно талантливые и гениальные стихи в основе своей базируются на том же личностном значении, с той лишь разницей, что они способны стать кодом, “настроечной таблицей” взаимопонимания для многих людей. Чем же гениальное, незаурядное стихотворение отличается от любительского, если в основе его страсть и ритм - этот вечный фундамент стихотворной речи? Тщательностью и осмысленностью работы. Примерка и бесконечное отбрасывание бесконечного числа слов, ритмических связок и поиск наиболее точного и богатого смыслового наполнения стихов, заданных эмоциональным порывом.
Смысл, в идеале, должен концентрироваться, преломляясь в гранях образов и рифм, а не расплываться к финалу, как это, например, происходит в стихотворении “Больно”. Многообещающее начало, психологически ценное переживание принятия действительности через конфликт боли, но размытый слабый финал смазывает весь настрой.

Один из важных приёмов дневниковой лирики — проживание эмоций в “чужой шкуре”, стихотворение “Монолог женщины” — одно из самых сильных в сборнике.
Попытка осознать противоречивую природу женственности, женской власти над мужчиной и одновременной её подчинённости мужчине приводит к сильному образу:
Я свободна душой и телом, И я ими тебе отдана. Ни наложница, ни королева, Ни любовница, ни жена.
К сожалению, автор не справляется с заданным самим же собой уровнем осмысления и приходит к “снижающему” бытовому разрешению:

Не судья ты, я не подсудимый. Я люблю тебя, чтоб ты знал.

Общий сюжет сборника — любовь к неверной, роковой женщине, возможно более старшей по возрасту, чем лирический герой, более зрелой (речь не о паспортном возрасте, скорее - о психологическом) и, как рисуется автору опасно-непонятной, с усложнёнными реакциями и эмоциями.
К сожалению, ни в одном из стихотворений мы не видим разрешения общего сюжета — герой не находит в себе сил принять решение о разрыве, и не видит возможности завоевать женщину любой ценой. Он остаётся по большей части в роли просителя, запутавшегося в паутине взаимного притяжения/отторжения.

Следует принимать и понимать тот факт, что любое стихотворение — это попытка и возможность раскрыть перед другими людьми, другим человеком, тонкую механику собственных переживаний и развития чувства. Автор как будто приоткрывает дверцу в собственной душе, предъявляя всё, что происходит с ним, делая свои чувства доступными другим не только через слова в их прямых и образных значениях, но и через ритм, через ту звуковую ткань, которая непременно возникает в сознании того, кто читает стихи. Тем досаднее, когда наталкиваешься на ритмические и лексические сбои. Например:
“Ортогональность наших с тобою мнений,”
“А отнюдь не бифуркацию взглядов”.
Такие строчки и делают стихотворения стрелой, не достигшей цели. Как бы ни была соблазнительна идея применить сложные, нехарактерные для стихотворной речи слова, делать это нужно с величайшей осторожностью, и если уж идти на такой шаг, то строить вокруг таких лексических центров некий особый образ или смысловой кармашек (отступление от основной темы), как здесь:

Ты замечала, расписание вдохновения Коррелирует (тебя не корчит От этого слова?) немного со взлетами И, что удивительно, очень С падениями, когда исхлестаны розгами И втоптаны в грязь все настроения?
Резюме:
Сила эмоций и переживаний автора способна поддерживать сложные стихотворные произведения. Если автор ощущает поэзию, как призвание и намерен совершенствоваться в ней, то необходима тщательная работа с формой. Более точный ритм, жёсткий отбор выразительных средств, тщательная проработка смыслов. Очень важно после написания стихотворения мочь ответить себе на вопрос: чего я хочу от этого стихотворения? Оно должно пробуждать у читателя что? Радость, грусть, сопереживание, тоску? Кому его можно послать, скопировав в интернете - возлюбленной, другу, врагу?
Возможно, такой утилитарный подход покажется оскорбительным для поэта, но он позволяет увидеть свои стихи чужими глазами и сделать их лучше. Взгляд автора против взгляда читателя — та разница потенциалов, на которой из одарённости раззвиваются таланты, и увы, другого пути нет.
И конечно, читать хорошую современную поэзию. Её немного. Кстати, по ритму и тяготению к определённым приёмам автору будет близок в качестве чтения для развития Дима Быков, сумевший довести нерегулярность ритма и условность рифмы практически до совершенства.
В любом случае — продолжайте писать стихи! По вдохновению или регулярно, руководствуясь амбициями или же отвергнув их и оставив в качестве мотива только принципиальную невозможность выразить свою душу иными способами — продолжайте писать, пока это органично и нужно.
Ритм и рифма, провалы тире, задыхающаяся торопливость скобок, решительность точек — весь этот ритм, создаваемый из боли и эйфории — ваш авторский путь к гармонии своего мира, к его запечатлению в динамике, в полноте оттенков и эмоций, это единственный способ остановить мгновение, сохранив его подвижным и текучим. Так, как не может, ни фото, ни проза, ни даже видео и аудио. Все они со временем блекнут. И только стихи, будучи написаны однажды, навсегда сохраняют отпечаток души - юной, бессмертной. Можно забыть события и почти забыть тех, кто пробуждал в душе горечь и счастье, но перечитывая спустя много лет, свои стихи — обязательно находишь себя и любишь себя — прошлого и лучше понимаешь себя — настоящего.

Profile

barnik
Николай Баранов

Latest Month

December 2014
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow