?

Log in

Прохожий, остановись...

Перед тем, как листать страницы журнала,
Взгляните на мнение профессионала.
Задумайтесь лучше: а нужно ли вам
Читать весь представленный автором хлам.
Read more...Collapse )
Впиваясь ногтями в кожу.
Сомненья не оставив в словах,
Ты в губы шепнешь мне, что можешь
Убить меня, если так
Я увижу тебя - и следом
Ты предстанешь передо мной.
Смущенной. Нежной. Раздетой.
Доверчивою. Собой.

Feb. 26th, 2012

Не ждите. Я не заплачу.
Я вынесу все сама.
Забудьте, что стали незрячи
Зрачки со вчерашнего дня.
В объятья не кутайте плечи -
Сочувствие их не смягчит.
Мне известно, как фразу: "Нечем
Вам помочь," - произносят врачи.
Как заученно точно счастье
Вырезает ножа острие,
И теряет смысл в одночасье
Омертвевшее бытие.
Я узнала, как просыпаться
С ощущением смерти внутри
И ломать под подушкой пальцы,
Чтобы боль удавила крик.
Как приходит и остается
Пустота. И нет зла, нет обид.
Лишь на грани меж тьмой и солнцем
Одиноко душа скулит.

Feb. 25th, 2012

Выбери несколько слов.
Расположи их так,
Чтоб получился кров,
Стол, кровать и очаг.
Шкаф с посудой - в углу.
В банках - крупа и чай.
И занавеска к стеклу,
Приникшая невзначай.
Привычно сутулясь, пиджак
На спинке стула повис.
Рядом платья лежат,
Рукавами свисая вниз.
Добавь в интерьер мелочей
Точками и тире.
К примеру, связку ключей,
Торчащую из дверей.
Пространство создай и свет
Пробелами между слов.
И заверши портрет,
Автограф вписав и число.
Взгляни на исписанный лист.
Тому улыбнись, что есть мы.
Прислушайся. Обернись.
И просто меня обними.
Взгляни из-под руки за край земли,
Зрачок сужая, выдели детали,
Заметь чуть удивленно, что углы
Не столь остры с увеличеньем дали.
Добавь в картину чаек и волны
Смущенный шелест, очертанья камня...
Поймай себя на мысли, что холмы
Теряют резкость контуров, как память.
Прислушайся, как оставляет след
На коже откровенной время года,
Как губы улыбаются в ответ,
Безмерно ощущая вкус свободы,
Как при порывах ветра прядь волос
Играет на предплечье пиццикато.
Твой взгляд за горизонт, по сути, - мост
К той женщине, что станешь ты когда-то.

Oct. 17th, 2011

Безмолвно она приходила ночами:
Мое отчуждение черпать горстями
Из бездны с названьем причудливым - сердце, -
Безмерность которой меряют в герцах,
Числом подчиняя всемирным законам:
Баланса энергий, второго Ньютона.
Чужда потому что уму сингулярность
В отличьи от чувств, где комплиментарность,
По сути, является крошечным шансом
Познанья себя путем резонансов,
Рефренов, созвучий и совпадений,
Взрыва эмоций и бури сомнений,
Где обретает точка размерность,
У времени станет синонимом верность,
А звук, достигая апофеоза,
Становится цветом. Метаморфозы
Кажутся странными только снаружи
И тем, для кого ты по сути не нужен,
Являясь лишь маской назначенной роли,
Предписанной функцией места. Не боле.
Она уходила под утро вопросом:
Доколе ты будешь жить безголосым?

Sep. 8th, 2011

Скользящей походкой пальцев изящных
Пройдитесь по коже моей, еще спящей,
Не просыпаясь, спонтанным движеньем,
Во сне ощутив, что прикосновенье
В это мгновенье вам необходимо,
Чтобы себя бесконечно любимой
Здесь и сейчас, в отсутствии света,
Где кроме двоих, никого больше нету,
Почувствовать. Пальцы, что безмятежно
Под одеялом дремали, с надеждой
Взметнутся, вмиг обнулив расстоянье,
Не зная, что в мире есть ожиданье,
И нежно, как-будто боясь потревожить,
Сперва ноготками почувствуют кожу,
Скользнут, растворяясь в ней как в океане...
Безмолвно шепну: "Я здесь, рядом с вами".

Aug. 28th, 2011

Давай я тебе поведаю
Таинства заповедные:
Как сердце исходит ритмом,
Который не будет избитым.
Как появляется фраза,
Которой не может разум
Понять или измерить,
Ибо она от веры.
В ней бесконечны смыслы,
Она не зависит от истин.
Когда она станет звуком,
Соприкоснется со слухом,
Голоса полутона
Будут важны тогда.
Шепну, как происходит
Смена времен года.
Как облака пушисты,
Насколько туманы мглисты.
Как от тепла камина
Губы шепнут вдруг - милый,
И встретятся на полпути
Пальцы твои и мои.
Пламя у свечи
Мечется в ночи.
Руку дай ему -
Поднеси к окну.
Взглядом проведи
Линию пути
С точкою в конце
На моем крыльце.
Пусть твоя ладонь
Обовьет огонь,
Чтоб в своей тени
Пламя сохранить.
Только ты поймешь,
Как его бьет дрожь
В поисках тепла
Капли по углам.
От твоей горсти
К бесконечности
Пламя сквозь стекло
Медленно пошло.
Сумрак. Миражи.
Правда возле лжи.
Где-то между них -
Мир для нас двоих.
Память откроешь: на пыльных страницах:
Касание губ по коже струится,
Ступени метро уперлись в перрон,
Немного вульгарно косится неон.
Ночь, фонари и Ницше на полке.
Чувства - это порою иголки
Поиск впотьмах в человеческом сене,
Но отнюдь не стихийная страсть к перемене
Мест у слагаемых в формуле счастья.
Зная в душе, что над нами не властны
Каноны греха или чье-то сужденье,
Сиюминутное чтим избавленье
В бессознательной гонке за собственной тенью.
Женщина - часто лишь воплощенье
Комплексов чьих-то и чьих-то амбиций.
Перед тобою мелькают лица,
Которым ты сам назначаешь цены
В мгновениях ночи и строках поэмы.
Одни появляются, чтобы исчезнуть.
Бесследно. Беззвучно. Канувши в бездну.
Другие - оставят следы, но уходят.
Невозвращенья становятся в моде,
Как шарм у иллюзий или обломок
Мечты или горечь спросонок
От одинокости или постскриптум
В драме страстей, где будет убитым
Ни главный герой, ни героиня,
А то, чему даже не дадено имя,
То, что на свет появляется робко
И продолжается криком ребенка.

Mar. 8th, 2011

Что остается ночами? Четыре стены,
Голос, который шепчет куда-то в шею.
Боясь его оборвать, молчаливые сны
В темноте на губах безмятежной улыбкой алеют.

Не разбирая слова, ибо даже не суть,
В какие узоры и истины сложатся звуки,
Ладони следят, как дыханьем волнуется грудь,
И невесомо в объятья сплетаются руки.

Dec. 4th, 2010

Знаешь, обнять невозможно строкой,
А слово отнюдь непохоже на губы.
Север является той стороной,
Где природой тепло отпущено скупо,
И стремится к встрече меридиан,
Пересекая по льду океан.

Знаешь, тело такой предмет,
Который будучи в четких границах,
Имея признаки: запах и цвет -
Не может, однако, быть выражен в числах.
Что же тогда говорить о том,
Что внутри скрывает его объем.

И обнаженность не есть залог,
Что зренье увидит его причину.
Женщина, предвосхитив эпилог,
Когда принимает в себя мужчину,
Не глядя на близость его лица,
Не раскрывается до конца.

Знаешь, мир состоит из струн.
Такая теория нынче в моде.
Но предсказать не способен ум
События, что происходят в природе.
И вздрагивает напряженный нерв
В ожидании выхода дамы черв.
Давай сегодня с тобою
Свет погасим везде.
Свечи зажжем звездою,
Появившейся первой в окне.
Включим, чтобы играла
Музыка тихо в углу.
Из облаков покрывало
Выложим на полу.
Веерные расклады
Из лепестков колбасы.
Оливки. Кисть винограда.
Тонко нарезанный сыр.
Буду пока разливать я
По бокалам вино,
Снимешь ненужное платье,
Повернувшись спиной.
На плечи набросишь тени.
Словно смущаясь чуть-чуть,
Сядешь так, чтоб колени
Твою прикрывали грудь.
Медленные движенья
Ожидающих рук,
И нас приютивший на время
Смутно очерченный круг.

Nov. 30th, 2010

Запястье, вжатое в кулак,
Плечо под натиском ладоней,
И замершее на губах
Ее холодное - не стоит.
Слезилось небо за окном.
Осиротевшие ступени
Плечами подпирали дом,
И белка прыгала у ели.
Теряя русло, разговор
Не мог у берега прибиться.
Зрачок, исследуя простор,
Встречал одни и те же лица.
Слабели звуки, не найдя
Среды для своего звучанья,
И разжималась пятерня
От напряжения молчанья.
В отсутствие у тишины конца
Смысл исчезал наличья слуха,
Но было им, как и всегда,
Не отстраниться друг от друга.

Nov. 24th, 2010

На улице непогода,
Одетая в серый плащ,
Переживает что-то
Бесшумно. Так женский плач,
Прижимаясь к ключице
Смятым небрежно ртом,
Слезою отмыть стремится
Память о прожитом.
Пульсирует сердце гулко,
Как одинокий шаг,
Бредущий по переулку
На стоптанных каблуках.
Оболочка тела,
Его отражая звук,
Вздрагивает несмело,
Обвиснув в сплетеньи рук,
Будто ее на Голгофе
Только что сняли с креста.
Жизнь продлиться чашечкой кофе.
Утром. С девственного листа.
Уставшие от толкотни
Пышногрудые облака.
Растрепанные фонари
Освещают квадрат двора.
От любопытства окна
Плотной тканью гардин
По просьбе твоей до утра
Комнату отгородим.
Ночь уже прилегла
На подушках из крыш.
Прядь убираю со лба.
Ты, улыбаясь, молчишь.
Плотности темноты
Сгустившейся вопреки
Отчетливее черты
Различают зрачки.
Какая-то магия в том,
Как, пристально глядя в лицо,
Ты снимаешь пальто,
А потом - за кольцом кольцо.
Исчезнут стены, и стол
Вслед в темноту уйдет.
Как одежда скользит на пол -
Бесстыдства легкий налет.
Слов не говори.
Близость - это когда
Бесконечность внутри
Окрестности малой нуля.

Nov. 16th, 2010

Я единственный. Тот, чье имя
В памяти ты сохранила,
Когда без слез в преисподню
Проводила меня сегодня.
Ты знаешь о том, что первой
Мои обнажила нервы,
В переплетеньи запястий
Дав ощутить счастье.
А знала ли ты, что ради
Касания твоей пряди,
Улыбки, голоса, взора
Я мчался через весь город.
Помнишь, мы проходили
Сквозь облака пыли,
Что взметнули копыта
Внезапно мелькнувшей обиды.
Ты успела забыть молитвы,
Хаос сердечного ритма,
Когда я читал в забытьи
Стихи у тебя на груди.
Сумеешь забыть недеянья,
Не принятые покаянья,
Молчания моего эхо
И прощания - дольше века.
Успеешь забыть фразы,
Что не сказаны были ни разу,
Но ты наяву их слыхала,
Укрывая нас одеялом.
Не зажигай свечи.
Не слушай ничьи речи.
Помни: над головою в небе,
Как символ, созвездие Лебедь.

Баллада о листе бумаги

Из пачки бумаги, валявшейся где-то,
Был извлечен листок на рассвете.
Он в ней среди сотен таких же безликих
Томился мечтою о страсти великой.
Случайность. Но мнение, правда, бытует:
Закономерны судьбы поцелуи,
И пальцы, блуждая наощупь в колоде,
Единственный шанс все-равно свой находят.
Дано ему было узнать то, как просто
Чувствовать можно тонко и остро:
Нежиться в ярости и разрываться
От неуловимых касаниев в танце.
Он раскрывался, когда замирало
Над ним нерешительно тонкое жало
Пера, чтобы броситься вниз головою
В стремленьи пространство заполнить собою.
Узнал, как пульсирует кровь голубая
В аорте пера, что, к нему припадая,
На белоснежной доселе странице
Неизбежно себя оставляло частицу.
Он наслаждался уколом металла,
Кожа при этом его трепетала
От мысли пронзительной: в их единеньи
Сокрыта возможность самовыраженья.
Он упивался неистовым слогом
И думал наивно о том, что немного -
Он сам обретет второе рожденье
И сможет придумывать стихотворенья.
Он предвкушал, что не будет исписан,
Не сознавая: конец его близок,
И через мгновение неумолимо
Он будет скомкан и брошен в корзину.

Nov. 14th, 2010

В этих широтах ветру привычнее север.
Волны жонглируют дерзкими криками чаек.
Город, расшитый дворцами причудливо, веер
Заката смущенно поднимет, застыв на причале.

Камни приучены к резкой смене погоды.
Губы прохожих помнят все вкусы дождя.
Серый оттенок впитался в краски природы.
Домов очертания прячут туманы, шутя.

Эхо шагов проходными блуждает дворами.
От влажности даже недвижимый воздух упруг.
Приедем туда, чтоб с тобою болтать вечерами,
В предвкушении ночи касаясь запястьями вдруг.
Отшатнулась. Застыла прямо.
Онемев, взгляд скользит вдоль плеча.
Между нами мрачнеет яма
В молодых побегах плюща.
Припорошенные корневища
Полусгнивших обид на дне
Обнажились, давая пищу
Налетевшей вмиг мошкаре.
Протянувшихся к ней ладоней
Достает лишь на полпути.
Отдаленный звон колокольни,
Не дождавшись эха, утих.
И мне кажется, оглянись я,
То увижу, как тень с земли
Поднялась и с усмешкой лица
Примеряет неспешно мои.
Но прибитый к распятью взглядом
По-над воздухом, наугад,
Я рванулся с безумным - мне надо! -
В уходящий в завтра закат.